Домой Азербайджан Печальные страницы истории Азербайджана: сотрудничество с нацистами в годы Второй Мировой войны

Печальные страницы истории Азербайджана: сотрудничество с нацистами в годы Второй Мировой войны

ПОДЕЛИТЬСЯ

Мамед Эмин Расулзадe – вторая после Гейдара Алиева политическая, системообразующая фигура в столетней истории Азербайджана, фигура такая же одиозная, которой азербайджанские националисты пририсовывают многие, даже имеющиеся достоинства, чтобы сотворить настоящего кумира и лидера нации.

Публицист, драматург, общественный и политический деятель Мамед Эмин Расулзадe формально стоит у истоков Азербайджанской Демократической Республики в 1918 году, будучи председателем Национального Совета. Но эта Республика, как и Армянская и Грузинская, вскоре были поглощены Советской Россией, a политическая карьера Расулзаде получила круговороты, о многих этапах которого азербайджанская историография, действующий в Баку режим и националисты предпочитают замалчивать.

Эти страницы недалекого прошлого болезненно воспринимаются как идеологами азербайджанского национализма, для которых Расулзаде – точка отсчета, так и нынешней властью в Азербайджане, эксплуатирующей образ Расулзаде для конструирования основ политической, национальной идентичности.

Пара эпизодов, затронутые в данной статье, отнюдь не нацелены на очернение исторического наследия этого важного для азербайджанского народа политического деятеля ХХ века. Имеем в виду изгнание Расулзаде из Турции в 1931 году и его коллаборационизм с нацистской Германией в годы Второй мировой вплоть до 1943 года (по одной из версий, согласно известному автору Тадеушу Светочовски), перед тем, как снова вернуться в посткемалистскую Турцию «в порыве горечи», где и умер в 1955 году.

Правда, непосредственно после возвращения в Турцию в 1947 году, под различными предлогами Расулзаде удалось перетащить сюда порядка 4000 служивших Третьему рейху своих соотечественников, спасая их от неизбежной ответственности за предательство в виде советских лагерей. Но это тема для отдельного материала.

Томас Гольц в своей известной книге «Азербайджанский дневник» называет Расулзаде «провалившимся Джорджем Вашингтоном», о ком в основном писала турецкая пресса правых взглядов (Thomas Goltz, Azerbaijan Diary: A Rogue Reporter’s Adventures in an Oil-rich, War-torn, Post-Soviet Republic, Routledge, 1999. pp. 17-18).

Но обо всем по порядку.

Расулзаде выдворяют из Турции

В конце апреля 1920 года молодое государство Азербайджанская Демократическая Республика перестает существовать, и вскоре его лидеры оказываются в тюрьмах. Согласно Тадеушу Светочовски, будучи в Азербайджане с инспекционной миссией осенью 1920г. Сталин встречается в тюрьме с мусаватистским лидером Расулзаде и в знак признательности за поддержку последнего в период революции 1905г. освобождает его и переводит на работу в систему наркомата по национальностям в Москве, а через два года Расулзаде успешно убегает из Москвы за рубеж (Tadeusz Swietochowski, Russia and Azerbaijan: A Borderland In Transition, Columbia University Press, 1995; pp. 109-110). По другой версии его биографии, которую предлагает Томас Гольц, Расулзаде тогда отклонил предложение Сталина стать политическими соратниками, и был отправлен в тюрьму в Москве, откуда сбежал спустя два года через Финляндию в Германию, и это «аспект его жизни, о котором националисты [в Азербайджане] не любят говорить» (Goltz, pp. 17-18).

По другим данным, Расулзаде вскоре обосновывается в Турции, где начинает проводить какую-то активную деятельность среди азербайджанских эмигрантов. Но у него непростые отношения с азербайджанскими эмигрантами в Европе из-за хороших отношений со Сталиным в прошлом, и в 1928 году его сместили с должности руководителя партии Мусават. Три годя спустя, в 1931 году, Расулзаде напишет очередной свой памфлет, названный «О пантюркизме в связи с кавказской проблемой», где называет пантюркизм всего лишь культурной идеологией, чем обижает турецкие власти, и после продолжительной агитационной активности среди азербайджанских эмигрантов Ататюрк выдворяет его из Турции (Swietochowski, p. 132).

После изгнания из Турции Расулзаде обосновывается в Варшаве, где сотрудничает с местным режимом маршала Юзефа Пилсудского (впоследствии он женится на дочери диктатора), основавшего еще в 1926 году в Париже организацию «Прометей», которая должна была содействовать раздроблению России по разделительным линиям между национальностями. Как пишет Светочовски, это движение смогло вобрать в себя грузин, азербайджанцев, украинцев, крымских и волжских татар, «но не смогло заинтересовать армян» (Swietochowski, p. 132).

После продолжительных скитаний в Турции и в Европе, Расулзаде, одержимый идеей, создания независимого Азербайджана, решает сотрудничать с нацистским режимом. Для этого он перебирается в Берлин в начале войны, встречается с азербайджанскими военными в немецком плену и начинает с ними заводить разговоры о том, кто из них в будущем поможет в создании независимого азербайджанского государства (Swietochowski, pp. 132-134).

Согласно другому авторитетному источнику, в поле зрения германских служб Расулзаде находился еще с того времени, когда у власти в Азербайджане было мусаватистское правительство. После того, как он эмигрировал, а затем занялся созданием организационных структур кавказской эмиграции, его тоже не упускали из виду. Тесные отношения с германской разведкой установились после прихода нацистов к власти. После вступления в Румынию немецких войск уже германское посольство в Бухаресте уведомило румынскую полицию, что Расулзаде находится на немецкой службе, и попросило оформить ему надлежащие документы для многократных поездок в Германию. В мае 1942 года Расулзаде был приглашен немцами на съезд кавказской эмиграции, а после него по заданию командования вермахта подключился к формированию национального легиона из числа военнопленных-азербайджанцев. Судя по упоминанию в архивных документах, он имел какое-то отношение к заброске немецкой разведкой диверсантов в тыл Красной Армии. (Соцков Л.Ф. Неизвестный сепаратизм: на службе СД и Абвера. – М.: Рипол классик, 2003).

Азербайджанские гвардии в составе Вермахта

 

Азербайджанские историки, в основном, и по их следам «младший отец» азербайджанского народа президент Ильхам Алиев не реже одного раза в год говорит о неком великом вкладе своего народа в дело достижения победы над фашистами в годы Второй Мировой и о более чем 100 Героях Советского Союза.

Однако реальная картина намного пестрее.

Одри Альтштадт в своей работе «Азербайджанские турки» (Audrey Altstadt, The Azerbaijani Turks: Power and Identity under Russian Rule, Hoover Institution Press 1992) пишет, что изначально негативное отношение к кавказским народам в Третьем Рейхе поменялось, потому как нацистские идеологи обратили внимание на «большое количество дезертиров среди турецких национальностей в Советской армии и возникла идея Восточного легиона, который должен был состоять из кавказских и центрально-азиатских военнопленных» (Altstadt, p. 156-160). Немцы, согласно Светочовски, считали, что азербайджанцы и другие мусульманские народы СССР, намного более кооперативны, чем русские или армяне (Swietochowski, p. 133).

Гитлер вскоре одобрил такую идею, и к декабрю 1941 года «туркестанский, кавказский-мусульманский (азербайджанский), грузинский и армянский батальоны» уже существовали в рядах Вермахта. Историки расходятся во мнениях, но в среднем к началу 1942 года в рядах нацистского вермахта были сформированы семь крупных отрядов – шесть из тюркских племен и один азербайджанский для их дальнейшего использования против советских войск общей численностью от 35000 (Swietochowski, p. 133) до 45000 (Altstadt, p. 153) азербайджанцев, которые вначале, однако, воевали в составе других легионов или батальонов, так как в целом к ним не было большого доверия у Гитлера и немецкого командования.

Однако уже к маю 1943 года в немецкой армии – в основном из числа военнопленных из Польши – была создана «независимая тюркская дивизия (162-я пехотная дивизия), которая стала самой крупной отдельной дивизией в легионах» Она была плохо оснащена и мало тренирована, так как в Вермахте их считали «второсортными» и использовали как «пушечное мясо» (Altstadt, pp. 156-160). Светочовски пишет, что этим отрядам в основном активные военные действия не доверяли, и они либо были связаны с контрпартизанской деятельностью, «либо служили как живой щит в первых рядах».

Советская наука привязала появление этих отрядов и дезертирство из Красной армии к существованию до Второй Мировой групп эмигрантов азербайджанских тюрок, особенно проживавших в Германии.

Альтштадт делает попытку оправдать роль мусаватистского лидера Расулзаде в появлении азербайджанских легионов Вермахта: «Азербайджанские эмигранты, жившие в Берлине до войны, включая бывшего главу партии Мусават Мехмета Эмина Расулзаде, вряд ли были фашистами, но так же, как и жившие в Париже и Стамбуле, были анти-советскими» (Altstadt, p. 157).

Эти азербайджанские отряды, например, приняли активное участие в подавлении Варшавского восстания 1944 года (Swietochowski, pp. 133-134)

Находясь на протяжении всей Второй Мировой войны в активном сотрудничестве с нацистами, Расулзаде ищет возможности для воссоздания азербайджанского независимого государства. Однако к 1943 году немцы отказывают ему в создании независимого Азербайджана, и «в порыве горечи» он возвращается в посткемалистскую Турцию (Swietochowski, pp. 133-134).

Но нацисты диверсифицировали свои «вложения» и работали не только с Расулзаде, тем более что азербайджанцев, охочих до немецких харчей, было предостаточно.

В ноябре 1943 года в Берлине был созван Азербайджанский меджлис национального единства, но его лидеры «ненавидели лидеров старых эмигрантов». В меджлисе в основном были уже эмигранты из СССР, чье мышление было советским, однако они ненавидели Советы. «Движущей силой этой группы был офицер Красной армии Фатали бей Дудагинский», – пишет Светочовски. Однако Рейх не признавал этот Меджлис до марта 1945 года, когда Германия уже почти потерпела поражение в войне (Swietochowski, p. 134).

В качестве послесловия. 

Гитлер: Армяне – «не-арийцы»

Несмотря на то, что армяне были провозглашены «арийцами», в нацистских кругах пустило глубокие корни представление армян, наподобие евреев, «купцами Месопотамии», и ратующие за расовую чистоту нацисты, включая Гитлера, были более склонны принимать армян как «не-арийцев», как пишет американский историк Александр Даллин (Auron, Yair. The Banality Of Denial: Israel And The Armenian Genocide. Transaction Publishers: 2004: p.262-63).

О легионах из числа советских военнопленных и дезертиров Гитлер говорил: «Я ничего не знаю об этих грузинах. Они не являются частью тюркских народов. Я только мусульман считаю достойными доверия… Всем остальным не доверяю. Считаю создание легионов только из кавказских народов делом рискованным, но я не считаю, что созданное только из мусульманских батальонов будет опасно… Несмотря на донесения военных, армян я тоже не считаю заслуживающими доверия» (Auron, Yair. The Banality Of Denial: Israel And The Armenian Genocide. Transaction Publishers: 2004: p.262-63. Оригинальная ссылка: Alexander Dallin, German Rule in Russia, 1941-1945: A Study in Occupation Policies, London and Basingstoke: Macmillan, 1981, second edition, pp. 229, 251).

О том, что расхожее мнение об армянах-арийцах не разделяли в нацистских кругах, пишут многие именитые историки.

Например, Одри Альтштадт в своей работе «Азербайджанские турки» пишет: «Нацистские идеологи считали армян, хотя те были христианами, “расово неполноценными из-за их … паразитической наклонности к купечеству”, тогда как грузины были декларированы арийцами и им была обещана “доминирующая роль” в будущем на Кавказе под покровительством Германии» (Оригинал: Alexiev, “Soviet nationalities in German Wartime Strategy”, in Alexiev and Wimbush, Ethnic minorities. P. 73. Audrey l Altstadt, The Azerbaijani Turks: Power and Identity under Russian Rule, Hoover Institution Press 1992. pp. 156-160).

Израильский геноцидолог, историк Яир Аурон в книге «Банальность отрицания» пишет: «В оккупированной Европе и в меньшей степени – среди советских военнопленных существовал коллаборационизм с немцами, но следует отметить, что основная часть армянского народа была решительно на стороне союзников. В 1942 году комментатор Би-би-си и корреспондент Sunday Times в Москве Александр Верт (Alexander Werth) отмечал, что “единственный исключительно просоветский и пророссийский народ – это армяне, из-за очевидных исторических причин” (Alexander Werth, Russia at War 1941-1945, New York, 1964). И эта причина заключалась в страхе от повторения геноцида соседней Турцией, которая в основной период войны проводила политику выжидания и была готова напасть на [Советскую] Армению» (Auron, Yair. The Banality Of Denial: Israel And The Armenian Genocide. Transaction Publishers: 2004: p.262-63).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here