Домой Азербайджан Лапшин: за мной послали личный самолет Мехрибан Алиевой – эксклюзив

Лапшин: за мной послали личный самолет Мехрибан Алиевой – эксклюзив

ПОДЕЛИТЬСЯ

Известный российско-израильский блогер Александр Лапшин рассказал в интервью Sputnik Армения, собирается ли он вновь посетить Степанакерт и назвал причину, по которой его отпустили из бакинской тюрьмы.

История преследования блогера Лапшина полна вопросов, которые до конца не ясны ему самому. В развернутом интервью Sputnik Армения Лапшин рассказал о пути от Карабаха до Баку, содержании в тюрьме, а также представил свою версию того, кто стоит за его злоключениями. Беседовал Давид Галстян.

— Почему возникло решение поехать в Карабах?

—  В своей жизни я посетил 126 стран мира, включая многочисленные конфликтные регионы. Будем откровенны, Карабах был лишь одним регионом из длинного списка посещенных мной ранее: Косово, Палестина, Западная Сахара, Абхазия, Приднестровье, Тайвань и другие.

Люблю историю, включая военную. Карабах — это одно из тех мест, где история вершится буквально на ваших глазах.

Я принципиально ни в одном из своих путешествий не занимал ту или иную сторону, и описывал исключительно свои туристические впечатления. Вспоминаю, что своими выводами о низком уровне жизни в Карабахе и коррупции там, я даже вызвал недовольство многих жителей Армении, писавших в соцсетях, что я едва ли не отрабатываю заказ Азербайджана. Про азербайджанские “черные списки” в 2011 году, когда впервые посетил Карабах, я даже не знал.

После того, как читатели блога сообщили мне, что мое имя пополнило этот список, я воспринял это как исключительную глупость Азербайджана, пытающемуся лишить людей права на информацию, о чем высказался в своем блоге. Впоследствии, уже после экстрадиции в Баку, азербайджанская Генпрокуратура сочла мои высказывания относительно нарушения ими прав журналистов покушением на их территориальную целостность и призывам к независимости Карабаха.

—  Какой реакции вы ожидали от Азербайджана после посещения Карабаха?

— По правде говоря, про реакцию Азербайджана я даже не задумывался, посещая Карабах. Допускал, что если соберусь в будущем сам  в Азербайджан, лучше мою поездку в Карабах не афишировать, иначе могут банально не впустить. Этот конфликт здорово напоминает более знакомый мне арабо-израильский (ведь я прожил в Израиле более 20 лет) и я знал, что, например, посетивших Израиль туристов и имеющих соответствующие отметки в паспорте не впустят в Сирию, Ливан, Иран, Ирак и ряд других арабских государств.

— Почему вы позже поехали в Азербайджан?

—  Азербайджан сам же меня и пригласил в эту поездку. Мне пришло приглашение от организаторов автогонок “Формула-1”, проводившейся в июне 2016 года в Баку. Они пригласили сотни журналистов и блогеров для освещения этого мероприятия, и я был одним из них. Полагаю, что организаторы даже не знали, что мое имя в “черных списках”, а я же в свою очередь не стал им это сообщать. В итоге они сами же оплатили мне авиабилеты и проживание в бакинском отеле, плюс билет на собственно “Формулу-1”.

Во избежание возможных проблем при въезде в Азербайджан, я решил использовать свой украинский паспорт, где мои имя и фамилия пишутся чуть иначе, не Александр, а Олександр. Подчеркну, что впоследствии азербайджанские следователи, считавшие, что опозорились перед всем миром (не только впустив меня в страну, но и пригласив меня в качестве гостя), попытались обвинить меня в использовании “недействительного” украинского паспорта.

Но моя защита запросила Генеральное консульство Украины в Баку относительно моего украинского паспорт и те подтвердили, что все абсолютно законно. Это было серьезным ударом по Азербайджану, который планировал некий показательный процесс с обвинениями в подделке документов, работе на армянскую разведку и прочих глупостях. Как мы знаем, в итоге им ничего не оставалось, кроме как обвинить в собственно поездке в Карабах, что выглядело как попытка преследования журналиста и вызвало осуждение России, Израиля, США, Армении и множества правозащитных организаций.

— Что вам сказали, когда задержали в Беларуси, сразу ли стало понятно, что вас хотят сдать Азербайджану?

— Я надеялся, что Беларусь меня не выдаст. Все же дело абсолютно заказное (как теперь уже известно, речь шла о личной просьбе президента Азербайджана Ильхама Алиева к белорусскому коллеге Александру Лукашенко) и политически мотивированное. Полагал, что Беларусь, которая и без того имеет имидж “последней тирании в Европе”, не рискнет окончательно его испортить. Тем более, что мой арест в Минске вызвал возмущение Кремля.

Лукашенко пошел на значительные внешнеполитические риски, приняв решение меня выдать Азербайджану. Полагаю, что Ильхам Алиев сделал Лукашенко предложение, от которого тот не мог отказаться.

—  Сравните содержание за решеткой в Беларуси и Азербайджане?

—  В Беларуси я был “одним из”, самым обычным арестантом в камере, таким же как двадцать других сокамерников. Условия были ужасные, полагаю, что на уровне стран Юго-Восточной Азии, отношение надзирателей хамское, но таким оно было ко всем остальным. В Баку мой статус был едва ли не самого важного заключенного во всем Азербайджане.

Они настолько боялись, что я не доживу до суда, если меня определят в обычную камеру со всеми, что с самого начала держали в одиночке.

Отношение со стороны надзирателей и тюремного начальства было скорее испуганным, они банально дрожали от того, что сами могут оказаться на моем месте, если что-то пойдет не так. При этом пытались всеми силами не допустить моих контактов с внешним миром. Почти месяц встречи со мной добивался “Красный крест”, долго не давали разрешение на посещение консулам России и Израиля. Более месяца не разрешали положенные по закону звонки домой.

Но самым грубым нарушением моих прав было недопущение ко мне адвоката, нанятого семьей. Почти две недели Генпрокуратура Азербайджана не давала разрешение на встречи, все это время, ведя активные допросы в присутствии государственного защитника, который не только не выступал на моей стороне, но и убеждал меня признаться в сотрудничестве со спецслужбами России и Армении.

—  Вы беспокоились о том, что вас могут убить (до нападения)?

— Да. Угрозы в моей адрес поступали на постоянной основе. Иногда в виде записок, подбрасываемых надзирателями через кормушку в двери. Записки были просты по своему содержанию “ты сдохнешь скоро”, “вырежем твою семью”, “армянская свинья” и прочее. Также мне угрожали во время конвоирования в суд, ведь перед судом меня держали в камере уже в самом здании суда, где содержались другие подсудимые.

Они выкрикивали в мой адрес угрозы антисемитского и гомосексуального содержания. По этим инцидентам я обращался с письменной жалобой в Генпрокуратуру Азербайджана на имя заместителя генпрокурора, Рустама Усубова. Тот мне даже отвечал, но стандартной отпиской, мол, заявление рассмотрено и доказательств осуществления угроз не выявлено.

— Самое сложное в азербайджанской тюрьме, что от вас требовали?

—  Самое сложное  — это непредсказуемость действий азербайджанской стороны. За мной послали личный самолет жены президента Азербайджана – Мехрибан Алиевой. Это был шикарный бизнес-джет, все это выглядело очень странно. Меня считали такой важной персоной, за которой нужно высылать персональный бизнес-джет. Встречали меня со спецназовцами в масках, повезли в тюрьму, где меня встречали на уровне замминистра МВД Азербайджана, много генералов КГБ, у моей одиночной камеры дежурили несколько офицеров. В одиночной камере сидеть очень тяжело, а полгода – тем более.

Всем было очевидно, включая российских и израильских дипломатов, что Азербайджан сам же и загнал себя в угол моим арестом и теперь пытается выйти из создавшейся ситуации, не потеряв лицо. Алиев, вне всяких сомнений, не ожидал столь жесткую реакцию России и никак не ожидал осуждение Азербайджана в крупнейших международных правозащитных организациях.

В то же время, они не могли показать себя слабаками в лице собственного народа и были готовы на любые необдуманные поступки.

Все это вселяло неопределенность, и не буду скрывать — страх, подобный тому, который испытывал бы человек, оказавшийся в руках террористов ИГИЛ или “Аль-Каиды”. Соответственно, следователи ставили перед собой цели, поставленные им сверху — повесить на меня максимум возможного, чтобы показать, что они не зря меня привезли в Баку.

Ссылались на несуществующие данные спецслужб, что якобы я работаю на российские спецслужбы, играли в банальные игры “плохой милиционер — хороший милиционер”, угрожали подсадить в камеру матерого уголовника, изучали мой аккаунт в Фейсбуке и распечатав все личные страницы всех армянских подписчиков в числе нескольких тысяч человек (это была пачка бумаг высотой сантиметров в двадцать) задавали вопросы, в каких отношениях я состою с каждым из них. Так же, делали запросы в порядка десяти стран мира, где я побывал до ареста в Минске, и просили у них информацию про меня, включая покупки, сделанные на кредитную карту, въезды и выезды и прочее.

Надо сказать, что ряд стран попросту отказался сотрудничать с Азербайджаном: Россия, Израиль и Иран. Другие страны наоборот, проявили изрядное рвение, такие как Украина, Грузия, Беларусь и прислали все, что только возможно. Другое дело, что килограммы присланных документов абсолютно ничего не дали азербайджанским силовикам.

Прекрасно помню, как меня спрашивали “Следствием установлено, что вы, будучи в Баку, сделали покупку брюк на сумму 52 маната”. И что дальше? Спрашивал я. Подобных нелепых вопросов были десятки. Они не знали в каком направлении двигаться, боясь, что в конечном итоге получат по голове от начальства, если что-то не придумают.

— Есть какие-нибудь подробности, которые вы не описали у себя в блоге в первые дни после освобождения, но для вас они кажутся важными или достойными внимания?

—  Надо сказать, что еще будучи в бакинской тюрьме, я знал от дипломатов и адвоката про то, что власти Азербайджана ищут возможность выйти из создавшейся ситуации и не заинтересованы в том, чтобы долго меня удерживать. Так же и семья, и моя “группа поддержки” еще до моего освобождения решали вопросы относительно привлечения Азербайджана к ответственности за незаконное лишение свободы.

Были контакты как с правозащитными организациями, так и на уровне правительственных органов ряда стран. Например, еще месяца за два до освобождения было известно, что будет подана жалоба в ЕСПЧ в Страсбург.

Нападение на меня в тюрьме в ночь перед помилованием была полной неожиданностью для всех, но в конечном итоге стало дополнительным пунктом в последующих правовых действиях в отношении Азербайджана. Сразу по прилете в Израиль, едва сойдя с трапа самолета, я был доставлен в тель-авивский госпиталь “Шиба”, где меня уже ожидали специалисты, проводившие освидетельствование нанесенных в Азербайджане травм во время нападения в камере.

—  Чего добился Азербайджан своим шагом?  Как вы считаете, почему вас отпустили?

—  Полагаю, что в Азербайджане не существовало единой позиции относительно уголовного преследования меня за посещение Карабаха.

Теперь мы уже знаем, кто инициировал возбуждение против меня дела и последующего обращения к Беларуси со стороны Ильхама Алиева. Речь идет о двух генералах-силовиках в ближайшем окружении президента, чьи имена я бы не хотел озвучивать на данном этапе. Именно по ним ударил мой приезд в Баку в июне 2016 года, и экстрадиция стала своего рода их персональной местью, причем они смогли втянуть в это Алиева, убедив в том, что Азербайджан должен поднять свой имидж как внутри страны, так и за ее пределами.

По имеющейся информации, уже на стадии моего пребывания в Минске и до экстрадиции в Баку, руководство Азербайджана провело переоценку создавшейся ситуации (не в их пользу) и искало варианты выйти с минимальными потерями. Им это не удалось, они меня экстрадировали, по сути, вынужденно и начали судебный процесс, который был уже не нужен. У них просто не было иного варианта, кроме как идти до конца, даже в ущерб национальным интересам.

Не отпустить меня Ильхам Алиев не мог, я превратился для него в “чемодан без ручки”, причем чемодан, наполненный чугунными гирями, если так можно выразиться. Азербайджан продолжал нести репутационные издержки из-за меня, при этом как личность я был им уже неинтересен.

Плюс, знаменитый азербайджанский “ландромат” по отмыванию азербайджанских нефтяных денег в Европе и подкуп еврочиновников. Я был частью этого противостояния и те силы, которые выдавливали Азербайджан из ряда международных организаций, например EITI, либо активно Баку критиковали, всегда использовали мое имя. Так что, вопрос был не “отпустят ли”, а скорее “когда”.

Полагаю, сейчас не менее интересен вопрос, как поступил правящий клан с теми, кто ввел президента Алиева в заблуждение и использовал государственный ресурс для банальной мести блогеру в ущерб национальным интересам Азербайджана. Показателен и тот факт, что моим арестом Баку настолько подорвал собственный авторитет, что впоследствии к их запросам на розыск стал критически относиться, например Интерпол, отказавший Азербайджану в розыске трех депутатов Европарламента, посетивших Карабах. Также, вспомним судебное решение во Франции по иску Азербайджана против журналистов, назвавших это кавказское государство “диктатурой” — суд отказал азербайджанцам.

— Что вы бы посоветовали блогерам и туристам, посещающим Карабах?

— Говорил раньше и скажу вновь — при посещении любого конфликтного региона в мире надо проявлять осторожность. Карабах, безусловно, интересен как в историческом аспекте с его огромным культурным наследием, так и в природном и туристическом.

Это красивейший уголок Южного Кавказа и не посещать его только лишь потому, что в Азербайджане идет противоборства кланов за главное кресло страны и поэтому вероятны неадекватные действия вроде объявления в розыск — думаю, это неправильно. Необязательно свою поездку туда афишировать, если вы опасаетесь мести Азербайджана.

Если же вы ведете блог, или вы журналист — рекомендую в таком случае избегать посещать те страны СНГ, которые не признают главенство Европейского суда по правам человека, поскольку любое решение о выдаче Азербайджану может быть оспорено в Страсбурге, и с гарантией в 99% выдача не состоится. Что касается Интерпола, то они не занимаются политическими вопросами и стабильно отказывает Азербайджану в объявлении в розыск лиц, посетивших Карабах.

Единственный шанс Азербайджана добиться выдачи человека в контексте посещения Карабаха, это т.н. Кишиневская конвенция по правовой помощи, подписанная всеми странами СНГ. Ее особенность в том, что договаривающиеся стороны признают законным решение суда другой страны, причем не вникая в суть обвинения.

Таким образом, из стран СНГ вас не выдаст, естественно, Армения, не выдаст, по понятным причинам, Россия, не выдадут Украина, Грузия и Молдова. Следует проявить осторожность относительно подобных Азербайджану режимов, вроде Беларуси, Казахстана, Узбекистана, которые вполне могут вас продать Баку за те или иные финансовые мотиваторы, причем, они не подчиняются Страсбургу.

— Есть ли планы по новому посещению Карабаха?

— Я и раньше посещал Карабах без какого-либо намерения показать Азербайджану фигу в кармане, а исключительно потому, что мне был этот регион интересен. То же самое и сейчас, я не поеду в Карабах для того, чтобы показать оттуда Ильхаму Алиеву, мол, все равно последнее слово будет за мной. Не вижу в этом смысла.

Если будет необходимость посетить Карабах вновь — я это сделаю без оглядки на Азербайджан, но пока подобная поездка не стоит на повестке дня.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here