Домой Азербайджан Азербайджанская писательница: Нашей любимой игрой в детстве была «резня армян» и расчленение...

Азербайджанская писательница: Нашей любимой игрой в детстве была «резня армян» и расчленение нашей подруги Тамар

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашей любимой игрой в детстве была «резня армян» и расчленение нашей подруги Тамар

Сайт «Kultura.az» опубликовал отрывок из романа «Кавказские дни» французской писательницы азербайджанского происхождения Banine (Банин), родившейся в 1905 году в семье Бакинского миллионера Шамси Асадуллаева. Дедом с материнской стороны был другой известный бакинский миллионер Муса Нагиев. После 1920 года Banine жила и творила в эмиграции во Франции. В 1945 году был опубликован роман «Кавказские дни», основанный на ее автобиографии, который описывает историю Азербайджана начала 20-го века, традиции, быт и культуру того времени. Впервые роман был переведен на азербайджанский язык и опубликован в 1989 году и в последствии переиздавался несколько раз. Во всех редакциях роман публиковался с сокращениями. Сайт «Kultura.az» опубликовал сокращенные части из 3-ей главы, на 49-ой странице книги.

«…Может вам кажется, что я одна из тех наивных и образцовых девочек, воспитанных моей фрейлиной Анной, и настолько юна, что не знаю об этих событиях и не понимаю таких вещей. Вовсе нет. Будь так, я бы не была с Востока. С другой стороны меня обучали двоюродные братья. А они хорошо знали все тонкости постельной жизни. Однажды подруга поведала мне такое, что я узнала и о подробностях их животных деяний. Тамара- помесь двух враждующих народов была единственной дочерью отца-тюрка и матери – исламизированной армянки. Воспитываемая нянькой- немкой Тамара должна была иметь безоблачное детство, но Аллах имел на этот счет другие планы, выводя ее на нашу дорогу. Отец Тамары купил виллу возле нашего поместья, ее нянька подружилась с моей фрейлиной Анной, а она, будучи нашей сверстницей, стала нашей близкой подругой. Она была красавицей, может потому, что была метиской. Удачный плод двух народов мог стать фактором, способствующим сближению турков и армян, но не стал, и ненависть осталась. Тамара очень дорого платила за мать-армянку.

Ее часто щипал Али и приговаривал:

– Тамара, ты грязная, подлая армянка (это было очень оскорбительно- авт.).

Тамар плакала от боли, униженно глотала оскорбление и опускала прекрасную голову.

– Погоди, Тамара, я сейчас поправлю твой крючковатый армянский нос,- говорил он и хватал Тамару за идеальный нос. Глаза Тамары выдавали ее, но она не издавала ни звука. Она с честью и мужественно терпела.

В праздничные дни мы играли в нашу любимую игру – армянскую резню. Возбужденные от расизма мы теряли голову и приносили Тамару в жертву нашей вражде и ненависти, передавшейся нам от предков. Сначала мы нее безосновательно обвиняли в убийстве татар и с удовольствием несколько раз расстреливали ее. Мы упивались видом ее крови, а потом, чтобы убить ее общепринятым способом, вновь воскрешали, связывали ей руки и ноги, бросали на землю, отрезали ей сначала язык, голову, чтобы показать нашу ненависть к ее армянскому телу вырезали сердце и внутренние органы и бросали собакам. После того, как наша дикая ярость остывала, и от бедной девочки не оставалось ни куска, мы начинали танцевать вокруг ее тела, как дикари, взмахивая нашими деревянными мечами. Как только поблизости кто-то проходил, мы сразу поднимали на ноги Тамару, с отсохшим от страха языком, хватали ее за руку и крутились по саду, распевая детские песенки. Она даже не думала жаловаться на нас, потому что потом мы ее дразнили бы стукачкой, предателем и грязной армянкой, и она бы лишилась нас. Сколько бы мы ни оскорбляли, унижали и перманентно убивали ее, она больше не могла жить без дружбы с нами.

Спустя несколько лет Тамара рассказала мне о том, что Асад и Али принуждали ее к другим тайным играм.

-Что это за игра?

– Игра в насилие, игра в изнасилование армянки. Это происходило в жаркие дни, когда все отдыхали или спали. В такие дни Али и Асад приходили за мной и насильно уводили к Чертовому дому в виноградной роще. Говорили, что с ними я не должна бояться Сатаны. Меня вели к инжирному дереву возле этого домика. Избивая, раздевали. Я стояла голой. Они заходили ко мне со спины и по очереди пытались овладеть мной. Повторяли по несколько раз. Они говорили мне, что поступают со мной так, потому что моя мать- армянка и они меня наказывают…

Также в этой части романа автор рассказывает о своих знакомых бакинских танцорах – пассивных и активных гомосексуалистах, их интригах, причинах «краж» мужчин и признании своего кузена Асада о похотливых желаниях по отношению к сексуалным меньшинствам. Асад также пообещал сестре стать педофилом, когда вырастет. Также автор рассказывает о распространенном среди бакинских татар многоженстве (при этом себя Banine нигде не называет азербайджанкой и не использует это слово в своем романе, называя нынешних азербайджанцев либо татарами, либо тюрками). Автор подробно рассказывает историю 60-летнего татарина – педофила, который, будучи другом семьи трижды женился на несовершеннолетних девочках. Также в романе представлены отсталые и кощунственные традиции бакинских татар в начале 20-го века.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here