Домой Азербайджан Владислав Швед: «Баку в январе 1990 году кипел ненавистью к русским»

Владислав Швед: «Баку в январе 1990 году кипел ненавистью к русским»

ПОДЕЛИТЬСЯ

После сумгаитского погрома отношения между азербайджанцами и армянами стали крайне напряженными. 12 января 1990 года по бакинскому телевидению прозвучало заявление представителей Народного Фронта Азербайджана о том, что Баку заполнен бездомными азербайджанскими беженцами из Карабаха, а тысячи армян живут в комфортных квартирах.

На следующий день в Баку на площади Ленина собрался многотысячный митинг. На нем звучали лозунги «Слава героям Сумгаита», «Да здравствует Баку без армян». К вечеру часть митингующих начала семидневный антиармянский погром. Как и в Сумгаите, погромщики целенаправленно шли по городу, прекрасно ориентируясь – в каких квартирах проживали армяне.

Действия погромщиков отличались изощренной жестокостью. Однако расквартированные в городе войска МВД СССР и части Советской Армии получили указание из Москвы не вмешиваться в происходящее, ограничиваясь только охраной правительственных объектов.

17 января сторонники Народного фронта Азербайджана начали непрерывный митинг перед зданием ЦК Компартии республики, перекрыв к нему все подходы. К этому времени Народный фронт контролировал ряд регионов Азербайджана. В республике шло антисоветское восстание.

19 января 1990 года Указом Президиума ВС СССР в Баку было введено чрезвычайное положение. В ночь с 19 на 20 января Горбачев дал согласие на ввод в Баку частей армии и КГБ СССР. В ходе уличных боев военнослужащих с боевиками Народного Фронта погибло 134 и было ранено более 700 жителей Баку.

Несколько слов по поводу заявлений о несоразмерности силовых действий советских военнослужащих в Баку. Хорошо рассуждать на эту тему, сидя в кабинете. А теперь представьте себе молодых ребят, ночью вступающих в незнакомый город, в котором у них пытаются отнять оружие или поджечь технику?! Их реакция вполне предсказуема.
Для сравнения напомню, что в апреле этого года американские власти к поимке двух братьев Царнаевых привлекли в Бостон несколько тысяч полицейских, спецназовцев и бронетехники. Весь город напоминал военный лагерь, живущий по законам военного времени.

Улицы города были пусты. Жителям Бостона в период силовой акции было строжайше приказано не покидать домов. Зная логику поведения американских полицейских и солдат «сначала стреляй, потом разбирайся», не вызывает сомнения, что любой появившейся на улицах города мог быть уничтожен.

Но вернемся в Баку. Введение войск в город нанесло сильнейший удар по позициям советской власти и Коммунистической партии в Азербайджане. Десятки тысяч азербайджанских коммунистов публично сожгли свои партбилеты. 22 января население Баку хоронило жертв трагедии. Они были захоронены как герои борьбы за независимость в парке им. С.М. Кирова, позже переименованного в Аллею шахидов.

Силовая операция стала трагедией и для русских, живших в Азербайджане. Баку в январе 1990 году кипел ненавистью к «русским». На многих домах появились надписи «Русские – оккупанты!», «Русские – свиньи!». В течение 1990 года русских стали повально выселять из квартир. Суды на их обращения не реагировали.

А что же наш генсек? Он вновь остался в стороне, заявив, что войска в Баку вошли по приказу Язова и Крючкова, как бы забыв при этом, что Указ о введении чрезвычайного положения в Баку подписывал он сам.

Напомню также заседание Политбюро по тбилисской трагедии, состоявшееся 24 апреля 1989 года. Тогда Горбачев строжайшим образом запретил министру обороны СССР Д. Язову и председателю КГБ СССР В. Крючкову без решения Политбюро использовать армию и спецназ в гражданских делах.

Тем не менее, после Баку никаких оргвыводов в отношении «самовольщиков» не последовало. Более того, 28 апреля 1990 года президент Горбачев своим Указом присвоил Язову звание Маршала Советского Союза! Абсолютно ясно, что Язов и Крючков в Баку выполняли указания Горбачева.

Далее кровавое колесо межнационального насилия покатилось по Союзу: Душанбе (февраль 1990 г.), Ош (июнь 1990 г.).Но Кремль и Горбачев предпочитали скрывать правду о вышеназванных межнациональных разборках. Они не стали предметом серьезного разговора и на XVIII съезде КПСС, состоявшемся в июне-июле 1990 года.
Уголовные дела на эту тему, как правило, «спускали на тормозах». В результате, националисты уверовали в свою безнаказанность. Особенно ярко это проявилось в Литовской ССР.

Владислав Швед
Отрывок из статьи “Тлеющий огонь сепаратизма”

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here