Домой Азербайджан Упразднение “Азербайджана” должно стать официально провозглашённой целью политики Армении

Упразднение “Азербайджана” должно стать официально провозглашённой целью политики Армении

ПОДЕЛИТЬСЯ

Упразднение “Азербайджана” должно стать официально провозглашённой целью политики Армении

Итак, можно считать доказанным, что существование Азербайджана несовместимо с жизнью армянского народа. Этот уродство было создано с целью добить армян на территориях, оставшихся под юрисдикцией России после заключения Московского и Карсского договоров. К констатации этой очевидности стоит добавить признание того факта, что доведение до конца геноцида армян на территории, объявленной в 1918 году Азербайджаном, не было единственной задачей Баку. Мы были первым и поэтому главным, но не единственным препятствием к сколачиванию Турана.

Название “Азербайджан” было выбрано с прицелом на предъявление претензий на одноимённую иранскую провинцию с тюркоязычным населением. Ещё в советские времена к легенде о “разделённом азербайджанском народе” добавили мифы о том, что даже Тегеран населён на две трети тюрками, якобы преобладающими также и в Хорасане (об этом писал, в частности, журнал “Литературный Азербайджан” 30 лет тому назад). Целью этих вымыслов, не имевших ничего общего с реальностью, был выход Азербайджана к границе с Туркменией и тюркскими республиками Средней Азии после аннексии Севера Ирана, но аппетиты Анкары и Баку не ограничивались этими грёзами, бредовыми даже по меркам Гитлера и Геббельса.

Младотурецкие и кемалистские мечтатели видели в Азербайджане важное звено в едином массиве тюркских народов на стыке границ Армении, Ирана и Северного Кавказа. Армения мешала объединению турок Анатолии и Закавказья, Иран стоял на пути их объединения с тюрками Средней Азией, а российский Северный Кавказ мешал включению в “великий Туран” тюрок Повольжья и Сибири. Пантюркизм не мелочится. Его целью является создание единого каганата от Босфора до Юкутии и берегов Японии, что не без кокетства признавал сам Талаат. Без Азербайджана этот проект неосуществим, что имеет прямое отношение к теме этой статьи.

Эти факты общеизвестны и не стоило бы тратить время на их пересказ, если бы не крах проекта “Aзербайджан”, видимый невооружённым глазом. Недавние статьи на нашем сайте, посвящённые этой теме, не оставляют места сомнениям относительно безрадостного будущего мазутного султаната, быстро теряющего мазут, с которым алиевский режим связывал светлые ожидания, и, вместе с ним, источники доходов, позволявших ему покупать покровителей и адвокатов на Западе и в России.

Крах азербайджанской государственности побуждает нас трезво взглянуть на вещи. У Армении нет будущего, пока есть Азербайджан, но цепь событий от разгрома его воинства в апреле 2016 года до скандального краха “платформы мира” показала, что констатации очевидного факта несовместимости армян и азеров недостаточно. Настало время заявить об отсутствии у Азербайджана права на государственность, думая о реальности нашего положения, а не о чьей-то реакции на “некорректность” подобной декларации. Можно ли это сделать и как?

У нас есть прекрасный прецедент упразднения незаконно созданного государства в виде ликвидации системы апартеида в Южно-Африканской Республике и создания на её месте совершенно новой страны с тем же названием (в отличие от Македонии и Азербайджана, ЮАР не воровала у соседей имени с видами на предъявление им территориальных претензий). В Азербайджане незаконно всё от ворованного имени до тюркского фашизма, составляющего основу философии Баку. ЮАР упразднили, т. к. это государство, имевшее в своём активе, в отличие от Азербайджана, весьма ощутимые научно-технические достижения, представляло собой угрозу будущему всей Африки, а расизм и апартеид несовместимы с демократией.

Пример ЮАР заслуживает внимания как прецедент успешной работы африканских государств в ООН по упразднению образования, представляющего угрозу для всех его соседей и нарушающего права человека, но это не единственный опыт, который нам стоит освоить. Не меньший интерес для нас представляет опыт противостояния США и СССР в годы холодной войны. Предвидя вероятные возражения реалистов, которые станут доказывать, что опыт взаимоотношений сверхдержав неприменим к анализу противостояния Армении с Азербайджаном, скажу, что сходство бросается в глаза в свете несовместимости взаимоисключающих — американской и советской — систем общественного устройства, весьма напоминающей нашу ситуацию.

Будь у кремлёвских догматиков чуть больше ума, они не стали бы утверждать, что коммунизм, да ещё в маразматической советской упаковке, является могильщиком капитализма, в чём особенно преуспел Хрущёв. Никто не уходит в могилу по своей воле, кроме самоубийц! Крах советской псевдоэкономики не оставлял сомнений в том, какая из систем обречена на гибель. Не остались в долгу и американцы. Лет 40 тому назад Валентин Фалин в передаче “Международная панорама” заявил, что за антисоветизмом Вашингтона скрыта русофобия (“им не нравится не коммунизм, а то, что мы русские”). Этот момент позволяет лучше понять аналогию, кажущуюся на первый взгляд претенциозной и притянутой за уши. В её основе лежит принцип или-или, исключающий, как в нашем случае, всякую возможность компромисса (не зря Ницше советовал, борясь с дьяволом, не превращаться в него самому).

Важнейшей частью американского опыта решения вопроса выживания в конфликте с СССР является моделирование различных сценариев его развития с применением теории игр и общей теории систем. Достижения СССР в космосе в начале 60-х гг. и Карибский кризис вызвали в американском обществе, особенно на фоне обещаний Хрущёва похоронить капитализм, тревожное ощущение отставания. Разработанная Канном теория ядерного противостояния была попыткой преодолеть паралич воли, вызванный пораженческими настроениями. В её основе лежали две предпосылки – 1) война вероятна, хочет её кто-то или нет, и 2) её можно выиграть.

Акцентировались два возможных метода воздействия на Москву – достоверная, т. е. не вызывающая сомнений, вероятность нанесения США первого ядерного удара по СССР и столь же достоверная вероятность нанесения второго ответного удара в случае, если Кремль нанесёт удар первым. Речь шла не об артиллерийской дуэли, а об обмене ядерными ударами! Канн стал мишенью саркастического либерального юмора (и главным героем известного фильма Стенли Кубрика). Логика Канна была безупречной с точки зрения Клаузевица, у которого он заимствовал название своей книги. Он призвал определить потолок потерь мирного населения, допустимых для страны, втянутой в ядерную войну (он оценил его в 20-25%). Остальное известно. Теорию поддержал Рейган, обогативший её идеей звёздных войн. Для дышавшей на ладан экономики Советов рейгановское новшество стало ударом милосердия.

Сравнение предложений Канна с нашей манерой вести дела с Азербайджаном (едва ли заслуживающей определения стратегии) позволяет сделать два обобщения — оба не в нашу пользу. Мы доказали свою способность нанести ответный удар по врагу, не скрывающему своего намерения стереть Армению с карты мира, но не смеем и заикнуться о праве нанести по нему первый упреждающий удар, предоставленном нам Уставом ООН. Этот пацифизм тем более загадочен, что наша страна невелика, и промедление может стать для неё роковым.

Второе обобщение касается нашего восприятия допустимого порога потерь нашего личного состава на границах с Азербайджаном. Реакция армянского руководства на участившиеся случаи гибели солдат на фронте (а у нас давно нет границ в обычном смысле этого слова) просто шокирует. Вместо того, чтобы дать Армии карт бланш на проведение операций возмездия по всей линиии фронта, тем, кто смеет, на свой страх и риск, продвинуться вперёд и занять вражеские позиции, угрожают отдачей под военный трибунал со всеми вытекающими отсюда последствиями. Баку может быть доволен этим решением, подтверждающим безошибочность его курса.

Левона Грантовича возмутил снимок аскеров, сделанный нашими воинами с одной из боевых позиций. Он справедливо полагал, что аскер, попавший в наш объектив, должен быть уничтожен, а не сфотографирован как зверь во время фотосафари. Не исключено, что эти аскеры приложили руку к убийствам наших солдат на фронте в апреле прошлого года и после него. Солдат Армянской Армии имеет полное право уничтожать любого аскера, попавшего в прицел его ружья, но об этом не говорят. Вместо этого президент рекламирует реформы в Армении, видя в них решение всех её проблем. Особенно возмущает стандартная фраза о следствии в связи с гибелью ещё одного солдата, происшедшей вследствие полного отсутствия у нас стратегии, адекватно отражающей вызов, брошенный нам Баку. Если бы под следствие попали сотрудники МИД, чья бездарная и безграмотная политика стала первопричиной потерь нашей Армии на фронте, в нём была бы логика.

Из вышесказанного следует вывод о том, что азербайджанская политика Армении совершенно неадекватна вызовам, бросаемым нашему народу турецким фашизмом. О мерах, которые следует принять с целью улучшения положения, мы поговорим в заключительной части статьи.

Логика постановки вопроса о необходимости упразднения “Азербайджана” проста. Врач не требует от больного раком человека терпимости к опухоли, которая унесёт его в могилу, если недуг оставить без внимания. Сохранение опухоли (вспомним о призывах миротворцев к спасению “лица” носатого султана), угрожающей обрасти метастазами, погубит пациента. Поэтому в случае, если недуг запущен, прибегают к агрессивной терапии, забывая о мучительности процедур для больного – опухоль вырезают, выжигают и облучают, чтобы только спасти ему жизнь.

Несть числа примерам, иллюстрирующим тезис о том, что терпимость, уместная в доме терпимости, не годится в ситуации выбора между жизнью и смертью. Терпеть зло глупо и даже аморально, а добро следует не терпеть, а лелеять. Кому взбредёт в голову бредовая мысль призывать людей терпеть зубную боль, не говоря о раковом заболевании? Здравый смысл подсказывает лечить больные зубы, а не терпеть боль из панического страха перед сверлением дупла бормашиной.

Кризис идеи пантюркизма (и алиевской системы правления) даёт нам возможность поставить вопрос упразднения Азербайджана без политкорректного лицемерия, на которое делают ставку наши власти, не умеющие думать самостоятельно. У нас нет выбора! Жить будет либо Армения, либо Азербайджан, готовый утопить её в ложке воды, чём исчёрпывается его raison d’être. Аналогия с раковыми клетками идеально вписывается в контекст и содержание политики мазутного султаната.

Руководство султаната, как и раковая опухоль, не в состоянии жить в ином режиме. Его единственная миссия и предназначение – разрушать здоровые ткани организма, паразитируя на ослаблении имунной системы, разучившейся отличать свои клетки от чужеродных. Не имеет значения, кто станет следующим хозяином султаната. Им может стать муссаватист, пантюркист, коммунист, Мехрибан-ханум или кто угодно ещё, но никто из них не посмеет посягнуть на его миссию. Нас надо устранить, ибо мы стоим на его пути к Турану. Всё остальное несущественно.

Азербайджан — турецкая опухоль на теле региона, запущенная в советский период и обросшая метастазами. Один из них — не случайно получивший турецкое название Дагестан, где продолжаются терракты, болью отдающиеся в сердцах друзей России и народов страны гор. Кому нужно (и даже выгодно) это кровопролитие?

Разумеется, не Кремлю, по репутации которого каждый терракт наносит ощутимый и болезненный удар. Оно не нужно дагестанцам, втянутым в кровавый конфликт с федеральным силами, которому не видно конца. Наконец, оно не нужно и русскому населению автономии и Северного Кавказа, не чувствующему себя в безопасности и вынужденному покидать даже Ставропольский край. Итак, cui bono?

К единственному ответу на этот вопрос подводит метод исключения. Если террор невыгоден русским, дагестанцам и нам, заинтересованным в усилении позиций РФ в регионе, его эскалация может быть выгодна только Азербайджану, получающему от неё зримые дивиденды. В первой части статьи говорилось, что Северный Кавказ мешает включению тюркских народов России в будущий Туран. Бесславный исход возможной войны с Россией для Азербайджана предсказуем, но ему незачем вести её самому. Куда проще вести proxy war руками тех, кого Алиеву не жаль – русских и сбитых с толку горцев, погибающих в боестолкновениях с федеральными силами невесть за что, ибо уничтожение генофонда своего народа в бессмысленной бойне не имеет абсолютно никакого отношения к вере в Пророка.

Всё гениальное просто! Что может быть легче, чем убивать горцев руками русских, а русских — руками горцев? Благодатный край превратится в выжженную землю, на которой не останется никого. Ясно, почему в 90-ые гг. Баку стал опорным пунктом чеченских боевиков. Там их лечили от ран, полученных в боях, и использовали как пушечное мясо в Арцахе (как и, кстати, коренные народы Азербайджана).

Дошло до того, что Баку объявил Дербент “древнейшим городом Азербайджана” в рассчёте на безотказность опробованного ими во многих городах России способа — подкупа местного начальства, с давних пор прославившегося падкостью на мзду от заезжих проходимцев с тугой мошной. Дарение двух лезгинских сёл и водозабора Самура Азербайджану была безответственным решением Госдумы, поощрившим и без того зашкаливающую наглость избалованного безнаказанностью Алиева. Оно к тому же усилило настроения безысходности у дагестанских лезгин. Стоит ли после этого удивляться притягательности для них идей террора? Терроризм не возникает на ровном месте.

Ставка в игре Анкары и Баку высока — исход россиян из Северного Кавказа вернёт Россию к положению, предшествовавшему заключению Кючук-Кайнарджийского мира в 1774 г., поставив под вопрос её статус кавказской и черноморской державы. Крайне тревожная ситуация в регионе, напрямую затрагивающая и наши интересы, должна побудить нас к предельной откровенности в диалоге с главной союзницей Армении Россией.

Мы вправе критиковать явно иррациональные решения властей России, особенно в тех нередких случаях, когда их принятие диктуется не столько недальновидностью, сколько мздоимством, но критика должна быть дружественной, а не русофобской и слепо про-западной. Критика не может не касаться и развития российско-турецких отношений, претерпевших внезапную для нас и славян метаморфозу после шквала обвинений в ударе в спину, посыпавшихся из Москвы в адрес Анкары, когда турки сбили СУ-24. Уважения и доверия к союзной нам великой державе этот кульбит не прибавил.

Конечно, Путин не может не понимать специфики угроз, связанных с потеплением российско-турецких отношений (в конце концов, пантюркизм известен в России и повсюду). Ситуативный союз с Турцией опасен, как употребление в пищу ядовитой рыбы фугу, из которой японцы, зная особые секреты, готовят деликатессное яство. Секрет приготовления фугу в данном случае состоит в лишении Турции её опоры в регионе — Азербайджана. Баку должен стать козлом отпущения, или, выражаясь на американский лад, fall guy (парнем, которого выдают полиции).

Только упразднив Азербайджан, Россия сможет вести дела с Турцией, не опасаясь за свои тылы. Турция станет шёлковой как кобра, у которой вырвали ядовитый зуб, став тюркским анклавом, не способным шантажировать Россию. Продуктом этого решения станет покладистость руководства Грузии, решимость которого в вопросе вхождения в НАТО усиливает соседство с Азербайджаном. Утратив опору, Грузия станет висячей пешкой региона, зажатой в геополитические клещи между Россией, Арменией, Ираном и будущими Аваристаном с Лезгистаном. Вопрос её вступления в НАТО утратит после этого актуальность. Россия явно недооценивает способность Азербайджана влиять на развитие событий, хотя торпедирование Баку Цюрихских протоколов и влияние, оказанное им на принятие решений в ЕАЭС, могло открыть ей глаза на этот немаловажный фактор.

Эту слепоту легко объяснить, вернувшись к онкологическим аналогиям, с которых начиналась эта статья. Рак – коварный недуг, часто замечаемый после обнаружения метастазов, когда лечение теряет смысл. Армения – маленькая страна с огромными проблемами, которая не вправе позволить себе роскошь игнорировать исходящую из Баку и Анкары опасность. Кремль убаюкивает упование на бескрайние просторы России, но опыт Европы подсказывает, что это самоуспокоение обманчиво.

Уличать Баку в ксенофобии значит содействовать ему в его фальсифициях истории региона, в который турки сами пришли как непрошенные гости. Полезнее было бы объяснить и европейцам, и русским, что сегодняшний незавидный статус коренных народов Азербайджана — это то, что их ждёт, если они не вспомнят, что даже самый гостеприимный хозяин вправе указать гостю его место и правила поведения в доме, в который его приняли. Добиться их внимания можно, если привлечь к пропаганде идеи упразднения “Азербайджана” наших друзей из числа его автохтонов.

Этот момент возвращает нас к вопросу создания правительства Талыша в изгнании, поднятому в первой части статьи. Россия и Иран не поддержат эту инициативу, что не должно нас расхолаживать. Надо предельно искренне объяснить нашим друзьям в Москве и Тегеране, что, дорожа добрыми доверительными отношениями с ними, Ереван не будет поступаться интересами армянского народа в вопросе, от решения которого зависит его выживание. Мы имеем право знать, почему многочисленные коренные народы Азербайджана не имеют права на самоопределение, дарованного абхазам, осетинам и палестинцам. Чем талыши хуже них?

Акцент, сделанный в статье на армяно-российских отношениях, не случаен. Россия слишком важная для нас держава, чтобы мы не принимали во внимание её мнение и интересы, но уважение к ней не может и не должно выходить за рамки основного интереса самой Армении – необходимости выживания в труднейшем положении, в котором она оказалась вследствие преступного сговора Ленина с младотурками и Кемалем. Если Россия проявит понимание наших проблем и единственного метода их решения, будет прекрасно, а если нет, тогда вопрос упразднения Азербайджана мы решим сами, кто бы и как ни возражал против нашего права на жизнь.

Требование ликвидации государства-ублюдка с его обязательной денацификацией (чем Азербайджан лучше Германии?) не более радикально, чем требование удалить раковую опухоль. Это не каприз, а констатация реальности, нравится она кому-то или нет. Возврат к реальности должно стать нашим первым обязательным шагом в правильном направлении, за которым последуют другие, ведь всякое кругосветное путешествие начинается с первого шага.

Официальное заявление нашего руководства о намерении упразднить Азербайджан станет этим шагом. Только тогда армянская политика продолжит объявленную нам турками (и выигранную нами) войну другими средствами, причём в единственно приемлемом для нас русле.

Александр МИКАЭЛЯН

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here